Миллион человек не могут ошибаться

Жесть и ярость! Есть такая фраза «миллион человек не могут ошибаться». Её используют в качестве подтверждения правильности чего-либо. Когда я её вижу, моя вера в логику и здравый смысл пошатывается. Как можно такое писать? Существует неисчислимое количество простых и сложных примеров когда ошибаются или находятся в добросовестном заблуждении миллионы людей разом. Использовать в качестве подтверждения чего-либо такую фразу глупо.

Только в известной нам истории люди верили в приведений, в чудеса бога, в плоскую землю, лечились мышьяком, и заряжали воду от телевизора. Да сразу к закону Годвина — в гитлеровской Германии жило 70 млн. человек. Даже верные сегодня сущности, завтра могут перестать быть такими на фоне новых появившихся. Вы сейчас читаете и даже не догадываетесь, что через несколько лет что-то окажется ошибкой.

Люди всегда массово заблуждаются и будут дальше так делать из-за собственной природы, такой нас сделала эволюция. Не позволяет мир, человеческий мозг и время всё проверить, а выживают только приспособившиеся — эти строки читают только те, чьи предки включили механизм доверия.

Наоборот, невозможно найти что-либо, в чём бы было уверено большое количество человек, и это бы было объективно нечто с высокой степенью верное.

Медвежий совет

— Подскажите как решить проблему «А»!
— Советую решение проблемы «Б», сам пользуюсь, жизни без него не представляю.
— Мне надо решить проблему «А», решение от «Б» не подходит.
— Обычно у большинства проблема «Б». Я очень люблю решение «Б»! А ты даже не попробовал!
— Решение «Б» для пути №2, я выбрал путь №1 там негде применять решение «Б».
— Тебе надо переходить на путь №2.
— Нет, не надо.
— Ты не принимаешь никакие мои советы. Вот и помогай после этого…

Конечно идёт война — я видел по телевизору!

Смерть это ужасно, я не буду говорить про погибшего в Сирии пилота Романа Филипова. Обращу внимание на машину пропаганды, новости и тэг #ЭтоВамЗаПацанов, к которым пилот не имеет личного отношения. Сейчас новость о сбитом лётчике, звучит на всех медиа: поразительно, как от риторики «одна из новостей — мы воюем в Сирии» машина наполняет воздух отечества сплачивающим «Гибнут русские герои». Особо удивляет, что всё это, если посмотреть отстранено, очень напоминает эпизод из фильма «Wag the dog» (1997, «Плутовство» или «Хвост виляет собакой») про забытого солдата подразделения 303, после того как государство прекратило военные действия в далёкой стране.

Если вы не смотрели фильм, советую к обязательному просмотру. Он о том, как во время предвыборной гонки политтехнолог выдумывает войну и её подробности, чтобы люди сосредоточили внимание на действиях действующего президента. Фильм скорее сложный при первом просмотре, но разобравшись, заметите, что там достаточно много сглаживающих упрощений, а  глядя из реальности нашей страны фильм даже наивен. Cнят по книге «Американский герой», её я не читал, рекомендовать не буду, но может кому-то будет интереснее прочитать. И хотя в кино по сюжету нет войны, и речь про США, но суть — манипуляция фокусом внимания — одна и та же.

Век ранимых и обиженных

Думаю вы, как и я, заметили, что очень много негатива льётся с экранов? Информационная среда стала доступнее. Выскажу своё видение о позиционировании и формулировках при высказывании мнения. Без простыни, поэтому крупными шагами. Начну с такого примера:

Дизайнер и программист Илья Бирман написал заметку «Клинья вокруг глаз» о том, как он воспринимает стрелки на глазах у девушек. Суть высказывания не все поняли, о чём сообщили в комментариях и твитах. Кроме того, авторы подкаста «Фронтенд Юность» записали как они относятся к самому Бирману в неблагозвучных формулировках обсудив его личность.

Авторы подкаста оказались эмпатичными невежами – они не поняли смысл поста про стрелки, а лишь увидели две вещи: первая, что к образу Валерии, который они воспринимают позитивно, некто пририсовал что-то на фотографии. Вторая, ложное восприятие самого текста, что некто указывает как надо девушкам выглядеть. Расценив это как попрание их ценностей, они принялись защищаться, нападая на Бирмана и всё относящееся к нему в рамках их «технического» подкаста: вёрстку и шапку его сайта, программный движок.

Конечно, читатели не внимательны, и склонны съезжать с новой темы в привычную колею обобщённой старой. Но всё же это типичный пример ошибки автора. Но не в теме, по которой он высказывается, а в проектировании каркаса публикации: если оставлять заусенцы, за них обязательно зацепятся. Создавая эмоционально не позитивное высказывание надо проявлять особую осторожность в формулировках, примерах, фактах. Тысячи авторов попались на зубы неосмысляющих хейтеров лишь из-за того, что допустили какую-либо оплошность в тексте, выбрав не до конца продуманный пример, неудачную аналогию или просто совершив грамматическую ошибку. 

Пожалуй, одним из самых громких столкновений была серия постов Тёмы Лебедева про архитектурную несостоятельность множества памятников к Дню победы. Серия закончилась судом и проигрышем Артемия. Но, в том случае, Тема, опытный публицист и провокатор, как я понимаю, сознательно испытывал на прочность читателей, которые не умеют читать и не разбираются в архитектуре. Он не допускал ошибок в тексте, но даже просто сама эмоциональная окраска объекта обсуждения не позволяла многим понять суть высказывания.

Выносить на обсуждение что-либо, что похоже на обсуждение сакральных тем, сегодня буквально невозможно. В примере с Бирманом, его пост в казуальном сознании не проходит сакральную идентификацию в «отсутствии гомосексуальности». В примере с Лебедевым мнение о постройках не подходит к «религизации Дня победы».

Кроме того, это в целом условия среды. То что будет понятно аудитории с которой говорит автор, может быть не понятным для остальных, не осознающих контекст высказывания, особенно в случае перекрывающем их зашёренность. Но от таких остальных автор в интернете не может оградиться, в силу природы самого интернета. Да и не захотел бы, поскольку иначе не будет роста аудитории. Собственно, именно на подобных публикациях и привлекается/фильтруется аудитория.

Отсюда, кстати, можно строить публикации и в обратную сторону: для определенной остросоциальной группы подбирать такую область высказывания, которая послужит и триггером и в то же время на прямую не несёт негативной коннотации.

Замечу, что обратных примеров, когда аудитория правильно понимает что сказал автор, тоже множество. Но они не могут стать громкими, поскольку им не из-за чего. Непонимания, вызывающего бурю эмоций, не произошло, и такие высказывания не так отпечатываются в памяти.

Как же можно правильно составлять подобные высказывания, без скрытой агрессии? Только в позитивном ключе, без дистанцирования. Не «я особенный, мне обоснованно не нравится, не делайте так», а «я свой, всех люблю, и обоснованно знаю как ещё лучше». Не использовать реальные примеры, не использовать аналогии, не давать негативную оценку.

История про везение и несовершенство

Однажды в институте, нам сформировали такое расписание, что второстепенный предмет на зачёт начинался за полчаса до первой пары, раз в две недели, а после неё у моей половины группы ничего не было. Разумеется, попасть на такое занятие было очень сложно — то не вспомнишь в какой день, то опоздаешь на полчаса, то ленишься ехать, чтоб после неё не бездельничать. Из-за этого, к концу семестра, у большой части студентов, в которой был и я, с этим зачётом возникла проблема.

IMG_5234

И вот, в один тёплый предэкзаменационный денёк, в такой, что в воздухе уже весит ощущение лета, я пошёл к преподавателю, чтобы закрывать какие-то там задолженности. Преподаватель, надо сказать, был не мягкого характера, а из тех, которые понимают, что предмет их никому не нужен, и от того только с большим усердием начинают вставлять палки в колёса студентам по любому формальному поводу. Я сильно переживал, всё подготовил, но «посещаемости» на зачёт не хватало.

Подхожу, а он борется с дверью своего кабинета — замок расшатался и не давал закрывать дверь. Я было попытался объяснить зачем пришёл, мол то-сё, вот работы, вот конспекты, потом постоял рядом, потом попытался поговорить ещё раз, но преподавателю было совсем не до меня — он уже продолжительное время не мог уйти на обед, не закрыв дверь, и как на зло у него не было инструмента, а вокруг все уже ушли. А я человек предусмотрительный, много полезных мелочей имею всегда при себе. И конечно, у меня был с собой мультитул, складной нож-плоскогубцы-отвёртка. Сообразив, со снисходительной улыбкой ангела-спасителя, я достал и протянул ему отвёртку. С ней у него получилось починить замок меньше чем за минуту. Он уточнил у меня фамилию, зашёл в кабинет, склонился над столом, буркнул себе в усы что-то типа «ладно, заслужил», поставил в ведомость мне зачёт и умчался на обед.

Тут бы, любой рассказчик на моём месте, остановился, победоносно оставив читателя с завистью к моей удали и везению. Но я не таков. Я вас попрошу внимательно разглядеть детали истории, и тогда вы заметите, что надо бы оторвать руки и тому кто формировал курс с ненужным предметом, и составителю невыполнимого расписания, и мне, который на всё это подписался, но выполнить в полной мере не сумел Да и изготовителю замков. А чтобы вам было проще усвоить этот нюанс, существующий во всех подобных историях, назовём его «Парадоксом хвастливого рассказчика». И в следующий раз, когда вы от кого-то услышите байку с ловким судьбоносным случаем, тут же спросите автора «Уважаемый, а понимаешь ли ты, что хвастать тут нечем, что вся твоя история соткана из факапов, и мир был бы лучше, если бы такой истории некогда не случалось?».