Фотосессия

— Вы, уважаемый Семён Игнатьевич, гей, поскольку кернинга от трекинга отличить не можете! — воскликнул А. З. Крапива, и метнул в воздух стопку бумаги. Бумага разлетелась по комнате планируя.
— А Вы, дорогой мой Александр Захарович, тоже гей, и хоть научились кавычки «ёлочки» ставить, а вот за линию текста их выносить так и не научились! — ответил С. И. Рейтузин, расстёгивая рукава и штанины.
— Значит так, да? А, я вот Вам давно хотел сказать, уважаемый Семён Игнатьевич, что кроссбраузерную вёрстку надо всегда реализовывать, а Вы её только под большие проекты, да по праздникам делаете! — закричал Крапива, и голос его сорвался в писк, так что Рейтузин даже засмеялся.
— Вы бы ещё про кодировку вспомнили, мил мой Александр Захарович!
— И вспомню! Да, именно так. Вспомню, вот на презентации вебпредставительства ОАО «Монахов и сыновья» главная страница в ИСО отобразилась! Это дело, я Вас спрашиваю? Дело? А я Вам скажу, что это не дело! И за такое надо в Сибирь ссылать! Со всей роднёй! — развязывая галстук руками, и цепляя одной ногой пятку другой, пытаясь снять ботинок, — И про кроссбраузерность ту же! У нас дедлайн был, а вы в балет уехали! А кто за Вас под ослика верстал? А там мороки ой как много было- там ПэЭнГэ неадекватно отображается!
Рейтузин, присел на дубовый стул и стал снимать панталоны. Его партнёр, Крапива, раскраснелся, стал неровно дышать, и при этом никак не мог справиться с ботинками.
— Раздевайтесь уже поохотнее, уважаемый Александр Захарович.
— Вот Вы вечно дотяните, а потом голым тут скачи! — ворчал Крапива, и бухнулся на пол, снимая с себя шерстяные штаны английского покроя, — вы бы пока хоть свет отстроили, а то опять позорище получится. Не знаю, вспышку вон на шкаф прикрутите, что ли, — договорил он валяясь на полу.
Рейтузин уже поостыл, и улыбчиво смотрел сквозь пенсне на своего партнёра, поглаживая себя по голому животу, на который падала полоска света сквозь задёрнутые шторы.
— Так оставлю, — ответил Рейтузин, прикручивая насадку к фотоаппарату — будем хоуммэйд стиль держать. Становитесь, дорогой мой Александр Захарович, вон там, к комоду, да оденьте на голову чепчик, буду вас сечь розгой.
— Контент. Будь он не ладен, — пробурчал себе в усы Крапива, и послушно пошёл к комоду.

Как вам это?

 
Плохо и не интересноХорошо, но не интересноХорошоХорошо и интересноБольше такого!
Загрузка...