Век ранимых и обиженных

Думаю вы, как и я, заметили, что очень много негатива льётся с экранов? Информационная среда стала доступнее. Выскажу своё видение о позиционировании и формулировках при высказывании мнения. Без простыни, поэтому крупными шагами. Начну с такого примера:

Дизайнер и программист Илья Бирман написал заметку «Клинья вокруг глаз» о том, как он воспринимает стрелки на глазах у девушек. Суть высказывания не все поняли, о чём сообщили в комментариях и твитах. Кроме того, авторы подкаста «Фронтенд Юность» записали как они относятся к самому Бирману в неблагозвучных формулировках обсудив его личность.

Дешевые игры для Steam, ключи по низким ценам.

Авторы подкаста оказались эмпатичными невежами – они не поняли смысл поста про стрелки, а лишь увидели две вещи: первая, что к образу Валерии, который они воспринимают позитивно, некто пририсовал что-то на фотографии. Вторая, ложное восприятие самого текста, что некто указывает как надо девушкам выглядеть. Расценив это как попрание их ценностей, они принялись защищаться, нападая на Бирмана и всё относящееся к нему в рамках их «технического» подкаста: вёрстку и шапку его сайта, программный движок.

Конечно, читатели не внимательны, и склонны съезжать с новой темы в привычную колею обобщённой старой. Но всё же это типичный пример ошибки автора. Но не в теме, по которой он высказывается, а в проектировании каркаса публикации: если оставлять заусенцы, за них обязательно зацепятся. Создавая эмоционально не позитивное высказывание надо проявлять особую осторожность в формулировках, примерах, фактах. Тысячи авторов попались на зубы неосмысляющих хейтеров лишь из-за того, что допустили какую-либо оплошность в тексте, выбрав не до конца продуманный пример, неудачную аналогию или просто совершив грамматическую ошибку. 

Пожалуй, одним из самых громких столкновений была серия постов Тёмы Лебедева про архитектурную несостоятельность множества памятников к Дню победы. Серия закончилась судом и проигрышем Артемия. Но, в том случае, Тема, опытный публицист и провокатор, как я понимаю, сознательно испытывал на прочность читателей, которые не умеют читать и не разбираются в архитектуре. Он не допускал ошибок в тексте, но даже просто сама эмоциональная окраска объекта обсуждения не позволяла многим понять суть высказывания.

Выносить на обсуждение что-либо, что похоже на обсуждение сакральных тем, сегодня буквально невозможно. В примере с Бирманом, его пост в казуальном сознании не проходит сакральную идентификацию в «отсутствии гомосексуальности». В примере с Лебедевым мнение о постройках не подходит к «религизации Дня победы».

Кроме того, это в целом условия среды. То что будет понятно аудитории с которой говорит автор, может быть не понятным для остальных, не осознающих контекст высказывания, особенно в случае перекрывающем их зашёренность. Но от таких остальных автор в интернете не может оградиться, в силу природы самого интернета. Да и не захотел бы, поскольку иначе не будет роста аудитории. Собственно, именно на подобных публикациях и привлекается/фильтруется аудитория.

Отсюда, кстати, можно строить публикации и в обратную сторону: для определенной остросоциальной группы подбирать такую область высказывания, которая послужит и триггером и в то же время на прямую не несёт негативной коннотации.

Замечу, что обратных примеров, когда аудитория правильно понимает что сказал автор, тоже множество. Но они не могут стать громкими, поскольку им не из-за чего. Непонимания, вызывающего бурю эмоций, не произошло, и такие высказывания не так отпечатываются в памяти.

Как же можно правильно составлять подобные высказывания, без скрытой агрессии? Только в позитивном ключе, без дистанцирования. Не «я особенный, мне обоснованно не нравится, не делайте так», а «я свой, всех люблю, и обоснованно знаю как ещё лучше». Не использовать реальные примеры, не использовать аналогии, не давать негативную оценку.